По материалам http://cardiology-club.com
Политика
Платье из Англии в подарок для красавицы!
Проект / Авторы / Фотогалереи / Добро / Энциклопедия о Курска / Про Курск / Партии

Любой предмет упадет таким образом, чтобы нанести наибольший ущерб. Закон избирательного тяготения
Поиск по сайту:




Для выпускного вечера, студенческих и школьных вечеринок

Образование в Англии, учеба в Великобритании

  


Библиотека русской литературы


Смертный враг
купить на Озоне
на пяти страницах

Смертный враг

Шолохов Михаил Александрович

OCR Гуцев В.Н.
      Оранжевое, негреющее солнце еще не скрылось за резко очерченной линией горизонта, а месяц, отливающий золотом в густой синеве закатного неба, уже уверенно полз с восхода и красил свежий снег сумеречной голубизной.
      Из труб дым поднимался кудреватыми тающими столбами, в хуторе попахивало жженым бурьяном, золой. Крик ворон был сух и отчетлив. Из степи шла ночь, сгущая краски; и едва лишь село солнце, над колодезным журавлем повисла, мигая, звездочка, застенчивая и смущенная, как невеста на первых смотринах.
      Поужинав, Ефим вышел на двор, плотнее запахнул приношенную шинель, поднял воротник и, ежась от холода, быстро зашагал по улице. Не доходя до старенькой школы, свернул в переулок и вошел в крайний двор. Отворил дверь в сенцы, прислушался - в хате гомонили и смеялись. Едва распахнул он дверь, разговор смолк. Возле печки колыхался табачный дым, телок посреди хаты цедил на земляной пол тоненькую струйку, на скрип двери нехотя повернул лопоухую голову и отрывисто замычал.
      - Здорово живете!
      - Слава богу,- недружно ответили два голоса.
      Ефим осторожно перешагнул лужу, ползущую изпод телка, и присел на лавку. Поворачиваясь к печке, где на корточках расположились курившие, спросил:
      - Собрание не скоро?
      - А вот как соберутся, народу мало,- ответил хозяин хаты и, шлепнув раскоряченного телка, присыпал песком мокрый пол.
      Возле печки затушил цигарку Игнат Борщев и, цвиркнув сквозь зубы зеленоватой слюной, подошел и сел рядом с Ефимом.
      - Ну, Ефим, быть тебе председателем! Мы уж тут мороковали про это,- насмешливо улыбнулся он, поглаживая бороду.
      - Трошки подожду.
      - Что так?
      - Боюсь, не поладим.
      - Как-нибудь... Парень ты подходящий, был в Красной Армии, из бедняцкого классу.
      - Вам человек из своих нужен...
      - Из каких это своих?
      - А из таких, чтоб вашу руку одерживал. Чтоб таким, как ты, богатеям в глаза засматривал да под вашу дудочку приплясывал.
      Игнат кашлянул и, сверкнув из-под папахи глазами, подмигнул сидевшим у печки.
      - Почти что и так... Таких, как ты, нам и даром не надо!.. Кто против мира прет? Ефим! Кто народу, как кость, поперек горла становится? Ефим! Кто выслуживается перед беднотой? Опять же Ефим!..
      - Перед кулаками выслуживаться не буду!
      - Не просим!
      Возле печки, выпустив облака дыма, сдержанно заговорил Влас Тимофеевич:
      - Кулаков у нас в хуторе нет, а босяки есть... А тебя, Ефим, на выборную должность поставим. Вот, с весны скотину стеречь либо на бахчи.
      Игнат, махая варежкой, поперхнулся смехом, у печки гоготали дружно и долго. Когда умолк смех, Игнат вытер обслюнявленную бороду и, хлопая побледневшего Ефима по плечу, заговорил:
      - Так-то, Ефим, мы - кулаки, такие-сякие, а как весна зайдет, вся твоя беднота, весь пролетарьят шапку с головы да ко мне же, к такому-сякому, с поклонцем: "Игнат Михалыч, вспаши десятинку! Игнат Михалыч, ради Христа, одолжи до нови мерку просца..." Зачем же идете-то? То-то и оно! Ты ему, сукину сыну, сделаешь уважение, а он заместо благодарности бац на тебя заявление: укрыл, мол, посев от обложения. А государству твому за что я должен платить? Коли нету в мошне, пущай под окнами ходит, авось кто и кинет!..
      - Ты дал прошлой весной Дуньке Воробьевой меру проса? - спросил Ефим, судорожно кривя рот.
      - Дал!
      - А сколько она тебе за нее работала?
      - Не твое дело! - резко оборвал Игнат.
      - Все лето на твоем покосе гнула хрип. Ее девки пололи твои огороды!..- выкрикнул Ефим.
      - А кто на все общество подавал заявление на укрытие посева?- заревел у печки Влас.
      - Будете укрывать, и опять подам!
      - Зажмем рот! Не дюже гавкнешь!
      - Попомни, Ефим: кто мира не слушает, тот богу противник!
      - Вас, бедноты,- рукав, а нас - шуба!
      Ефим дрожащими руками скрутил цигарку, глядя исподлобья, усмехнулся.
      - Нет, господа старики, ушло ваше время. Отцвели!.. Мы становили Советскую власть, и мы не позволим, чтоб бедноте наступали на горло! Не будет так, как в прошлом году; тогда вы сумели захватить себе чернозем, а нам всучили песчаник, а теперь ваша не пляшет. Мы у Советской власти не пасынки!..
      Игнат, багровый и страшный, с изуродованным лбом, с изуродованным злобой лицом, поднял руку.
      - Гляди, Ефим, не оступись!.. Поперек дороги не становись нам!.. Как жили, так и будем жить, а ты отойди в сторону!..
      - Не отойду!
      - Не отойдешь - уберем! С корнем выдернем, как поганую траву!.. Ты нам не друг и не хуторянин, ты смертный враг, ты - бешеная собака!
      Дверь распахнулась, и вместе с клубами пара в хату протиснулось человек двенадцать. Бабы крестились на иконы и отходили в сторонку, казаки снимали папахи, крякая и обрывая с усов намерзшие сосульки. Через полчаса, когда народу набилось полная кухня и Торница, председатель избирательной комиссии встал за столом, сказал привычным голосом:
      - Общее собрание граждан хутора Подгорное считаю открытым. Прошу избрать президиум для ведения настоящего собрания.

    x x x


      В полночь, когда от табачного дыма нечем было дышать и лампа моргала и тухла, а бабы давились кашлем, секретарь собрания, глядя на бумагу полуопьяневшими глазами, выкрикнул:
      - Оглашается список избранных в члены Совета! По большинству голосов избранными оказались: первый - Прохор Рвачев и второй - Ефим Озеров.

    x x x


      Ефим зашел в конюшню, подложил кобыле сена, и едва ступил на скрипевшее от мороза крыльцо, в сарае загорланил петух. По черному пологу неба приплясывали желтые крапинки звезд, Стожары тлели над самой головой. "Полночь",- подумал Ефим, трогая щеколду. По сенцам, шаркая валенками, кто-то подошел к двери.
      - Кто такое?
      - Я, Маша. Отпирай скорее!
      Ефим плотно прихлопнул за собой дверь и зажег спичку. Фитиль, плавающий в блюдце с бараньим жиром, чадно затрещал. Стягивая с плеч шинель, Ефим нагнулся над люлькой, висевшей у кровати, и брови его разгладились, возле рта легла нежная складка, губы, посиневшие от холода, зашептали привычную ласку. В лохмотьях, в тряпье, разбросав пухлые ручонки, заголившись до пояса, лежал розовый от сна шестимесячный первенец. На подушке, рядом с ним - рожок, туго набитый жеваным хлебом.
      Осторожно подсунув руку под горячую спинку, Ефим шепотом позвал жену.
      - Перемени подстилку, обмочился, поганец!..
      И пока снимала она с печки просохшую пеленку, Ефим вполголоса сказал:
      - Маша, а ить меня выбрали в секретари.
      - Ну, а Игнат с другими?
      - В дыбки становились! Беднота за меня, как один.
      - Смотри, Ефимушка, не наживи ты беды.
      - Беда не мне будет, а им. Теперь начнут меня спихивать. В председатели-то прошел Игнатов зять.

    x x x


      Со дня перевыборов через хутор словно кто борозду пропахал и разделил людей на две враждебные стороны. С одной - Ефим и хуторская беднота; с другой - Игнат с зятем-председателем, Влас, хозяин мельницы-водянки, человек пять богатеев и часть середняков.
      - Они нас в грязь втопчут! - неистово кричал на проулке Игнат.- Я знаю, куда Ефим крутит. Он хочет уравнять всех. Слыхали, что он у Федьки-сапожника напевал? Будет, мол, у нас общественная запашка, будем землю вместе обрабатывать, а может, и трактор куппм... Нет, ты сперва наживи четыре пары быков, а посля и со мной равняйся, а то, кроме вшей в портках, и худобы нету! По мне, па трактор ихний наплевать. Деды наши и без него обходились!
      Как-то перед вечером, в воскресенье, собрались возле Игнатова двора. Заговорили о весеннем переделе земли. Игнат, подвыпивший ради праздника, мотал головой и, отрыгивая самогонкой, вертелся возле Ивана Донскова.
      - Нет, Ваня, ты по-суседски рассуди. Ну, на что вам, к примеру, нужна земля возле Переносного пруда? Да ей-богу! Земля там жирная, ей надо вспашку и обработку как следовает! А ты какого клепа вспашешь с одной парой быков? Ты, по-советски, середняк, то ись стоишь промеж Ефимкой и мной, обсуди, с кем тебе

Страницы: 1 | 2 | 3 | 4






Российские курорты: город Сочи, часть 1. ФОТО

Армавир

Благовещенск

Владимир

Грозный

Иркутск

Киров

Краснодар



     RSS-подписка на новости